Прогунова Ю.М.

Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2015. № 1(198). Выпуск 33

Леоба: ученая монахиня, аббатиса, святая.

Исследования в области женской истории заняли прочные позиции в отечественной медиевистике. Предметом изучения становилось социально-экономическое и правовое положение женщины в средневековом обществе, ее место в христианской картине мира, социальной и семейной иерархии, Как показывают труды ряда отечественных и зарубежных специалистов1, опыт женщин, посвятивших себя Богу и выбравших путь духовного служения, является одной из наиболее перспективных сфер исследования. Средневековое женское монашество стало явлением более поздним по отношению к мужскому и, безусловно, развивалось вслед за ним2. Тем не менее, оно имело свои отличительные особенности и характерные черты, а, следовательно, было неотъемлемой частью духовной жизни христианского Запада.

Чаще всего источниками о женском монашестве, особенно, если речь идет об эпохе раннего Средневековья, служат сочинения мужчин-клириков, тексты, в которых монахини говорят от первого лица, крайне редки. Это обстоятельство делает особенно ценным корпус писем епископа Винфрида-Бонифация (672-754), вошедшего в историю как «апостол Германии». Переписка, упорядоченная его наследником епископом Лулом (710-786), содержит, в том числе, десять писем, написанных англосаксонскими монахинями Бонифацию. Среди корреспонденток Бонифация особое место занимает монахиня обители Уимборн (Уэссекс) Леоба (ок. 700 - 780), которую епископ просил содействовать ему в проповеди Евангелия среди народов Германии, а также завещал похоронить с собой в одном гробу3. В историографии встречаются разнообразные оценки заслуг Леобы: Й. Лортц сдержано пишет о ней, как об одной из «талантливых женщин- благовестниц» в окружении Бонифация4, Н.Ю. Гвоздецкая ставит ее в начало вереницы «ученых леди», которые вносят значительный вклад в английскую интеллектуальную культуру5, Д. Вард отводит ей первое место среди помощниц Бонифация6. Таким образом, исследователи концентрируются в первую очередь на достижениях Леобы в качестве сподвижницы «апостола Германии», уделяя недостаточно внимания ее личному духовному пути, который отражает передовой женский интеллектуальный опыт VIII века.

«Житие св. Леобы», написанное около 836г. монахом Рудольфом из Фульды, в содержательном плане представляет собой компиляцию четырех записанных воспоминаний четырех монахинь, лично знавших аббатису. Сочинение Рудольфа не было первым в своем роде описанием жизни и чудес святых дев в западном христианском мире: к началу IX века были широко известны жития св. Радегунды, написанные поэтом Венанцием Фортунатом7 и монахиней Баудонивией8, короткие жизнеописания англосаксонских святых (Этельтриты и Хильды) включенные Бедой Достопочтенным в «Церковную историю народа англов»9, похвала Альдхельма монахиням монастыря Баркинг в Уэссексе10. Но прежде него в центре внимания биографов святых дев были те качества, которые традиционно ценились у женщин, посвятивших себя Богу – целомудрие, смирение, трудолюбие. Рудольф также превозносит св. Леобу за ее духовные подвиги и миссионерские достижения. Тем не менее, автор жития постоянно напоминает читателю, что современники ценили Леобу не только за добродетельный образ жизни, но также за удивительно обширные познания как в церковных, так и светских науках. Рудольф пишет, что "благодаря чтению и своему необычайному уму, полученным от Бога талантам и непрестанному труду святая стала необычайно образованной". Рудольф не случайно обращает внимание на божественное происхождение талантов Леобы, подтверждая этот факт пророческим сном самой святой. Однажды Леобе снится исходящая из ее рта пурпурная нить, которая становится в ее руках целым клубком. Одна из монахинь объясняет сон как предвестие великих свершений Леобы: нить при этом становится символом мудрых и душеполезных советов, а клубок обозначает тайну Божественного учения, которое святая будет распространять через свое подвижничество.  Жизненный путь Леобы стал подтверждением этому пророчеству. Интересна параллель этого сюжета о сновидении с аналогичным рассказом Беды Достопочтенного о св. Хильде, приведенном в «Церковной истории народа англов»: матери Хильды приснился сон, в котором она нашла под своей одеждой драгоценное ожерелье, свет которого озарил всю Британию. Беда пишет, что «Это видение сбылось в ее дочери, поскольку ее жизнь была примером и светом не только для нее самой, но и для многих стремящихся жить праведно»11. Не случаен и выбор автором образа нити для пророческого сна Леобы. Представление о женщине как о «пряхе мира» (freoðuwebbe) имеет глубокие корни в англосаксонской культуре, и в первую очередь связано с силой слова, которому изначально придавалось даже сакрально-магическое значение12.

Логически сочинение Рудольфа делится на три части: в первой монах воздает похвалу наставницы Леобы – аббатисе монастыря Уимборн Тетте; во второй речь идет о жизни Леобы в монастыре и ее образовании, сделавшем ее знаменитой среди своего народа; заключительная часть жития повествует о Леобе как об аббатисе монастыря Таубербишофсхайм, ее смерти и чудесах, которые совершились рядом с ее могилой. Такая структура жития позволяет проследить путь образования Леобы, а также ее деятельность в качестве аббатисы.

Леоба происходила из знатной англосаксонской семьи. Известно, что еще при жизни Беды Достопочтенного (672-735 гг.) было принято отдавать детей на воспитание в монастыри13, также поступили и родители Леобы. В первую очередь задачей монастырской школы было обучить девочек Священному Писанию, навыкам чтения и письма, возможно, это служило причиной тому, что в монастырь принимали детей не отмладше 6-7 лет14 (исключение составляли так называемые «облаты»). Леоба смогла преуспеть даже на этом этапе обучения и, по словам Рудольфа, не имела других интересов, кроме как монастырь и постижение небесных наук (monasterium et caelestis disciplinae)15. Из жития следует, что основным способом обучения было чтение, как индивидуальное, так и коллективное, потому как сама Леоба постигала Слово Божье, читая или слушая чтение других (ad legendim vel audiendum verbum Dei)16, прерываясь лишь для молитвы и питания тела сном и пищей17. Позднее, уже в Таубербишофсхайме, аббатиса совершенствовала эту практику: по ее просьбе монахини читали у изголовья ее постели Евангелие. Ее биограф даже приводит своеобразный исторический анекдот: монахини, читающие Леобе, специально пропускали буквы и слова, чтобы проверить, заметит ли спящая та ошибку, и аббатиса каждый раз поправляла читавшую.

Очевидно, желающие продолжить обучение и совершенствовать свои знания в монастыре, имели эту возможность. Из сочинения Рудольфа известно, что Леоба изучала Ветхий и Новый завет, труды отцов Церкви, каноническое право, постановления Вселенских и поместных соборов, а также начала грамматики и другие «свободные искусства»18 (rudimentis grammatica et reliquis liberalium litterarum studiis). Как письменные, так и археологические источники подтверждают наличие крупных монастырских библиотек. Скорее всего подобная библиотека была и в Уимборне, потому что Рудольф подчеркивает, что Лиоба непрерывно читала и запоминала прочитанное. Установить, какой круг литературы формировался в стенах библиотеки сложно, известно лишь, что одна из самых замечательных монастырских библиотек в Ярроу включала сочинения античных авторов, раннехристианских писателей (в том числе, Юлия Цезаря, Светония, Евсевия Кесарийского, Павла Орозия, Сульпиция Севера, Евтропия и Проспера Аквитанского) и Отцов Церкви19.

Путем приобретения новых знаний было и обучение у старших наставников и наставниц. Сама Лиоба в письме к Бонифацию говорит, что изучала искусство стихосложения, основываясь не только на собственных познаниях (скорее всего почерпнутых из книг), но также на наставлениях Эадбурги (? - 759 г.), аббатисы монастыря Танет (Minster-on-Thanet), которая, очевидно, была гораздо опытнее в этом искусстве. Об опыте стихосложения Леобы стоит сказать особо. В конце своего письма, адресованного Бонифацию, монахиня приводит четыре стихотворные строки собственного авторства20:

Господь всемогущий, который один всё создал

Тот, кто в Царстве Отца вечно светом сияет,

Тот, кто непрестанно правит сияющей славой Христа,

Да хранит тебя всегда невредимым извечным законом21.

Исследователи сходятся во мнении, что четверостишие, которое Лиоба приводит в своем письме, написано в традиции, берущей начало со св. Альдхельма (639-709 гг.). Заслугой святого стало объединение классического латинского стиха с островной традицией аллитерационного и формульного стихосложения. Этим стихом были написаны и поэмы Альдхельма, и его знаменитый сборник загадок. Скорее всего, манера стихосложения Альдехельма приобрела популярность: в год смерти святого Эадбурга была еще очень юна, чтобы учиться у него, значит, ко времени ее молодости было достаточно осведомленных учителей, способных обучать других. Сама Леоба, посылая Бонифацию свои стихотворные строки, посвященные Троице, называет их «неумелыми» и просит епископа исправить их.

 

VIII век был расцветом женского монашества как в Британии, так и на континенте. Англосаксонские миссионеры проникают вглубь германских земель, распространяя Евангелие среди язычников. Епископ Бонифаций, несомненно, более остальных преуспел в этом начинании. Усилиями его самого и его сподвижников были обращены в христианскую веру не только многие германские племена, но и основаны монастыри. В замыслах Бонифация обители монахов и монахинь играли немаловажную роль в пропаганде христианского образа жизни, вдохновляя бывших язычников. Так появились первые монастыри в Германии, среди них был и монастырь Бишофсхайм (Bischofheim) во Франконии. Считается, что эта обитель была основана в середине 30-х годов VIII века для женщин, желавших посвятить себя Небесному жениху. В Житии Леобы Таубербишофсхайм упоминается в одном ряду с монастырем Фульды, ставшим главным среди мужских обителей, основанных Бонифацием. Рудольф также придает огромное значение тому, какой образ жизни вели насельники этих монастырей – аббат Фульды Стурм обучался монашескому образу жизни в Монтекассино, а аббатисой Таубербишофсхайма стала прибывшая из Уимборна с тридцатью другими монахинями Леоба. Их заботам и был вручен недавно основанный монастырь, ставший "проповедью для тех земель". Безусловно, огромное значение в распространении славы о монастыре играла сама аббатиса Леоба.

К счастью, биограф святой монах Рудольф из Фульды в своем сочинении подробно останавливается не только на духовном подвижничестве Лиобы, но также на ее похвальном интересе к наукам и стремлению совершенствовать свои знания. Рудольф обращает внимание, что сведения для своего труда он заимствовал из воспоминаний четырех монахинь учениц Лиобы, записанных «четырьмя учеными мужами», что оправдывает обилие подробностей в его повествовании, например, таких как описание крошечной чаши, принадлежавшей святой.

 Современники ценили Лиобу не только за добродетельный образ жизни, но также за удивительно обширные познания как в церковных, так и светских науках. Автор жития Лиобы монах Рудольф из Фульды пишет, что "благодаря чтению и своему необычайному уму, полученным от Бога талантам и непрестанному труду святая стала необычайно образованной ". Рудольф не случайно обращает внимание на божественное происхождение талантов Лиобы, подтверждая этот факт пророческим сном самой святой. Однажды Лиобе снится исходящая из ее рта пурпурная нить, которая становится в ее руках целым клубком. Одна из монахинь объясняет сон как предвестие великих свершений Лиобы: нить при этом становится символом мудрых и душеполезных советов, а клубок обозначает тайну Божественного учения, которое святая будет распространять через свое подвижничество22.   

 

Литература

Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Пер. с лат., вступит. ст. ком: В. В. Эрлихмана. - СПб.: Алетейя, 2001 – 363с.

Бок Г.  История, история женщин, история полов // Альманах THESIS. 1994. Выпуск 6 (Женщина, мужчина, семья). С. 170-200.

Гвоздецкая Н.Ю. Англосаксонскаяистория в лицах и конфликтах / Учебное пособие. Иваново: Юнона, 2001. – 303 с.

Лортц Й. История Церкви, рассмотренная в связи с историей идей: в 2т. Т.I: Древность и Средние века / Пер. с нем. — М.: Христианская Россия, 1999. – 511с.

Рябова Т.Б. Женщина в истории западноевропейского средневековья. Иваново: Юнона, 1999. – 211с.

Карсавин Л.П. Монашество в средние века. М.: Ломоносов, 2012. – 194с.

Усков Н.Ф. Христианство и монашество в Западной Европе раннего Средневековья. Германские земли II/III-середины XI в.: - СПб.: Алетейя, 2001. – 506с.

Фонне-Вампль С. Женщины от V по X века / История женщин на Западе: в 5т. Т. II: Молчание Средних веков/ под общ. ред. Ж. Дюби и М. Перро; К. Клапиш-Зубер; пер. с фр. под ред. Р.А. Гимадеева; науч. ред. Перевода Н.Л. Пушкарева. – СПб. : Алетейя, 2009. – 512с.

Cotter-Lynch M. Rereading Leoba, or Hagiography as Compromise / http://ir.uiowa.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1846&context=mff (дата посещения 11.08.2014г.)

Ekenstein L. Woman under monasticism. Chapters on saint-lore and convent life. Between a.D. 500 and a.D. 1500. Ney York, 1963.

Olsen A. H. Eadburg, Lioba, Berhtgyth, and others women associated with Boniface / http://www.umilta.net/boniface.html (дата посещения 11.08.2014г.)

S. Bonifatii et Lulli Epistolae/ ed. // MGH , EMKA, 6. 1892. P. 280-281

Ward J. Women in England in the Middle Ages. Hambledon Continuum, 2006. 

Wemple S.F. Women in Frankish Society. Marriage and the Cloister (500-900). Philadelfia, 1981.

Vita s. Leobae auctore Rudolfo / Ed. G. Waitz // MGH SS 15, 1. P. 118-131.

 

 

1 Бок Г.  История, история женщин, история полов // Альманах THESIS. 1994. Выпуск 6 (Женщина, мужчина, семья). С. 170-200; Рябова Т.Б. Женщина в истории западноевропейского средневековья. Иваново: Юнона, 1999. – 211с.; Усков Н.Ф. Христианство и монашество в Западной Европе раннего Средневековья. Германские земли II/III-середины XI в.: - СПб.: Алетейя, 2001. – 506с.; Фонне-Вампль С. Женщины от V по X века / История женщин на Западе: в 5т. Т. II: Молчание Средних веков/ под общ. ред. Ж. Дюби и М. Перро; К. Клапиш-Зубер; пер. с фр. под ред. Р.А. Гимадеева; науч. ред. Перевода Н.Л. Пушкарева. – СПб. : Алетейя, 2009. – 512с.

2 Wemple S.F. Women in Frankish Society. Marriage and the Cloister (500-900). Philadelfia, 1981.

3 Vita s. Leobae auctore Rudolfo / Ed. G. Waitz // MGH SS 15, 1. P. 118-131. C. 10, P 125; C. 17, P. 129.

4 Лортц Й. История Церкви, рассмотренная в связи с историей идей: в 2т. Т.I: Древность и Средние века / Пер. с нем. — М.: Христианская Россия, 1999. – 511с. С. 197.

5 Гвоздецкая Н.Ю. Англосаксонскаяистория в лицах и конфликтах / Учебное пособие. Иваново: Юнона2001. – 303 с. С. 277.

6 Ward J. Women in England in the Middle Ages. Hambledon Continuum, 2006. P. 146.

7 Venantius Fortunatus. Vita Sanctae Radegundis. Liber I // MGH: SSrM, 2. – Hannover, 1888. Р. 364-376.

8 Baudonivia. Vita Sanctae Radegundis. Liber II // MGH: SSrM, 2. – Hannover, 1888. Р. 377–395.

9 Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Пер. с лат., вступит. ст. ком: В. В. Эрлихмана. - СПб.: Алетейя, 2001 – 363с. 4. XIX-XX; 4.XXIII-XXIV (здесь и далее арабская цифра обозначает номер книги, латинская - главы).

10 Aldhelmus. De virginitate /ed. R. Ehwald// MGH: AA, 15. – Berlin, 1919. P. 226-323

11 Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Пер. с лат., вступит. ст. ком: В. В. Эрлихмана. - СПб.: Алетейя, 2001 – 363с. 4. XXIII(XXI)

12 Гвоздецкая Н.Ю. Англосаксонскаяистория в лицах и конфликтах / Учебное пособие. Иваново: Юнона, 2001. – 303 с. С. 283-284.

13 Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Пер. с лат., вступит. ст. ком: В. В. Эрлихмана. - СПб.: Алетейя, 2001 – 363с. 3.VIII.

14 Ekenstein L. Woman under monasticism. Chapters on saint-lore and convent life. Between a.D. 500 and a.D. 1500. Ney York, 1963. P. 48-49.

15 Vita s. Leobae auctore Rudolfo / Ed. G. Waitz // MGH SS 15, 1. P. 124.

16 Vita s. Leobae auctore Rudolfo / Ed. G. Waitz // MGH SS 15, 1. P. 125.

17 Vita s. Leobae auctore Rudolfo / Ed. G. Waitz // MGH SS 15, 1. P. 126.

18 Vita s. Leobae auctore Rudolfo / Ed. G. Waitz // MGH SS 15, 1. P. 126.

19Эрлихман В.В. Примечания // Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Перевод с латинского, вступит. Статья, комментарии В.В. Эрлихмана. – СПб.: Алетейя, 2001. С. 238.

 

20 S. Bonifatii et Lulli Epistolae/ ed. // MGH , EMKA, 6. 1892. P. 281.

21 Перевод наш.

22 Интересна параллель этого сюжета о сновидении с аналогичным рассказом о св. Хильде, приведенном Бедой достопочтенным в «Церковной истории народа англов». Матери Хильды снится сон, в котором она находит под своей одеждой драгоценное ожерелье, свет которого озаряет всю Британию. Беда пишет, что «Это видение сбылось в ее дочери, поскольку ее жизнь была примером и светом не только для нее самой, но и для многих стремящихся жить праведно» (4. XXIII(XXI)).

Вы можете поделиться этим в соц. сетях: